Добро пожаловать в клуб

Показать / Спрятать  Домой  Новости Статьи Файлы Форум Web ссылки F.A.Q. Логобург    Показать / Спрятать

       
Поиск   
Главное меню
ДомойНовостиСтатьиПостановка звуковФайлыКнижный мирФорумСловарьРассылкаКаталог ссылокРейтинг пользователейЧаВо(FAQ)КонкурсWeb магазинКарта сайта

Поздравляем!
Поздравляем нового Логобуржца alenka.aleks со вступлением в клуб!

Реклама

9.7.12 16:29 | Ребенок не хочет учиться : Откуда же идет нежелание учиться!
Раздел: Родителям | Прислал: IRBIS | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 4051

К. В. Бардин

РЕБЕНОК НЕ ХОЧЕТ УЧИТЬСЯ : ОТКУДА ЖЕ ИДЕТ НЕЖЕЛАНИЕ УЧИТЬСЯ!

Попробуем спросить себя, что происходит — в свете изложенных только что представлений о деятельности — при поступлении ребенка в школу. Ответ, наверное, не вызовет особых затруднений. Происходит смена ведущего вида деятельности. Игра в качестве ведущей деятельности уступает свое место учебе. Значит, если продолжить наш анализ в этих же терминах, ребенок, обнаруживающий нежелание учиться, сопротивляется и протестует против этой самой смены ведущей деятельности. А у особо трудных ребят, вроде уже упоминавшегося Гены Федоскина, этот протест и это сопротивление затягиваются на годы, перерастая в острый конфликт со всеми окружающими.
Сделаем теперь еще один шаг все в том же направлении и зададим себе вопрос: почему, собственно, протестует ребенок? Чем его не устраивает этот переход? Что, какие изменения вызывают сопротивление?



Чтобы уяснить это, давайте попробуем на минуту поставить себя на место ребенка. Чем характеризовалась его жизнь, пока он был дошкольником? Несколько утрируя картину, можно сказать: тем, что он делал то, что хотел. Нет, конечно, не во всем, не абсолютно.
Нормально воспитанный ребенок уже в дошкольном возрасте знает много ограничений. Он знает, что нельзя баловаться с огнем, газом, электрической розеткой. Что нельзя шуметь, если бабушка прилегла днем отдохнуть. Что, если мама зовет есть, нужно сразу же идти к столу. И так далее и тому подобное. Но даже у такого ребенка основное время — свободное. Оно посвящается игре, и взрослые в нее, как правило, не вмешиваются. По крайней мере до тех пор, пока эта игра не принимает опасный или угрожающий характер. А в игре ребенок свободен. Его воля практически ничем не ограничена. Он делает то, что ему хочется. Но это в семьях, где ребенок нормально воспитан.
А сколько приходится сталкиваться со случаями, когда ребенок уже в 3—4 года воспитан плохо! Мне доводилось видеть семьи, где все электрические розетки (их теперь почему-то принято помещать низко на стене) наглухо замазаны замазкой («Он у нас боевой,— говорит бабушка не без оттенка гордости за трехлетнего внука.— Как раз гвоздем розетку расковыряет»). Семьи, где газовый вентиль всегда перекрыт, а ключ от него хранится высоко на шкафу, чтобы не достал ребенок («Не доглядишь, так он все краны на плите пооткрывать может»). Семьи, где ребенок капризничает всякий раз, когда надо садиться за стол, заявляет, что не хочет есть, а потом, когда все поели, милостиво позволяет себя уговорить и разрешает покормить -с ложечки. Я был свидетелем, как в ответ на замечание внуку о том, что раз бабушка нездорова и у нее болит голова, то нужно в игре обойтись без барабанного боя, сама бабушка слабым голосом произнесла: «Играй, маленький, стучи... Я ничего, потерплю...»

В таких семьях ребенок очень часто свободен уже и за пределами игры. На его поведение не накладываются ограничения даже в ряде случаев, вызывающих протест у многих взрослых. Он очень рано привыкает к тому, что его воля — закон для окружающих. И родные этому часто потакают («Надо его самого спросить, пойдет ли он в детский садик. А то вдруг не захочет?» — это бабушка о внуке, которому нет еще и четырех лет. «Не знаю, что и делать. Доктор говорит, что случай серьезный и надо в больницу, а моя Ленка не хочет. Как ее уговорить?!» — это про девочку того же возраста). В этих случаях ребенок тем более привыкает делать то, что ему хочется. Даже когда это не нравится кому-то из взрослых.

И вдруг — школа. Привычный уклад жизни резко меняется. На уроке уже нельзя делать то, что хочется, а нужно то, что велела учительница. То, что надо. А хочется тебе этого или нет — это никого не интересует. Учительница сказала открыть тетрадь, значит, надо открыть тетрадь, а не книгу, хотя в ней интересные картинки, привлекающие внимание. Учительница велела взять ручку, значит, надо брать ручку, а не яркий цветной карандаш, который лежит рядом. Сказано писать палочки с крючочками — и приходится заняться этим нудным и монотонным делом, хотя так хочется нарисовать в тетради домик, солнышко и собаку возле домика. И так весь урок. Даже на перемене, когда, казалось бы, ребенок предоставлен сам себе, действует масса ограничений. Надо обязательно выйти из класса, хотя, может быть, хочется посидеть и порисовать. Нельзя бегать, затевать возню, громко кричать, и т. д. и т. п. Но в школе еще ничего. Дети обычно быстро усваивают, что школа — это место, где порядки другие, нежели дома, и хочешь не хочешь — этим порядкам надо подчиняться. Да и пример других ребят действует в нужном направлении. А вот дома... Дома, где ребенок на протяжении всей своей пока что еще небольшой жизни мог делать то, что ему хочется, теперь, оказывается, он тоже должен делать то, что совсем не хочется, но надо. Ему хочется пойти гулять, а надо садиться и писать уже надоевшие в школе палочки с крючочками. Хочется играть с КОШКОЙ, а нужно зачем-то узнавать, СКОЛЬКО осталось у мамы яблок, после того как она одно отдала сыну, а другое дочери. Хочется посмотреть интересную передачу по телевизору, а приходится вновь и вновь отрабатывать опостылевшее чтение: «У Ма-ши ножи. У Ро-мы лук». А что привлекательного, интересного в этих занятиях — писать палочки, решать арифметическую задачу, заниматься отработкой послогового чтения? Представьте себя на месте ребенка—и вы отчетливо поймете, что ничего. Только не пытайтесь судить об этом с высоты своих взрослых лет. Это нам теперь кажется, что написать три строчки палочек с крючочками — это раз плюнуть, что вычисления в пределах первого десятка — легче легкого, а читать по складам — тем более. Да, нам, взрослым, это легко. А каково приходится малышу? Посмотрите на него, сколько сил он затрачивает, когда пишет пресловутые крючочки. Не только работающая рука — вся фигура его выражает напряжение. Мышцы скованы. Выводя линию, он помогает себе головой, ногами, высунутым языком. Нет, совсем не просты для ребенка те вещи, которые старшим кажутся такими легкими. Учеба с самого начала требует от школьника больших усилий, для него это самая настоящая работа, ничуть не менее утомительная и напряженная, чем для взрослых их работа на производстве.

Итак, если мы хотим понять ребенка, то мы должны уразуметь, что учение для него совсем не легкое и не простое дело.
Ну а дальше возникает следующий вопрос: а что, собственно, побуждает ребенка заниматься этой трудной для него деятельностью? Что является для него движущим мотивом?

Непосредственного интереса (такого, какой есть, например, в игре) эта деятельность, как мы видели, не представляет. Во имя чего же будет ребенок, преодолевая себя, вопреки собственным желаниям, заниматься этим?
У взрослых имеется на этот счет несколько ответов. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся.
Первый из них — так называемая далекая мотивация. В семь лет, приходя в школу, ребенок уже знает, зачем надо учиться: чтобы затем получить специальность, стать человеком, полезным стране, хорошо зарабатывать, помогать папе с мамой, когда они станут старенькими*, и т. д. Знание всех этих вещей и должно быть побудительным мотивом, заставляющим школьника прилежно учиться. Правильная точка зрения, логичная? Да. Но не психологичная. Психологам хорошо известно, что в этом возрасте далекая мотивация практически еще никак не влияет на поведение человека. Отсроченный результат, который наступит не то что через сколько-то лет, а даже через несколько дней, совершенно не привлекает ребенка. Короткая мотивация, близкий результат — вот, что определяет его поведение. Вся информация о тех благах, которые сулит хорошая учеба и успешное окончание школы, действительно хранится в его памяти, и он может вполне успешно воспроизвести ее, но для ребенка это абстрактные знания, никак не сказывающиеся на его поступках. Вспомните-ка, как ребенок относится к лечению. Он прекрасно знает, что порошок надо принимать, чтобы поправиться, что от него ничего не будет, кроме пользы; однако если этот порошок горький, то он его принимать не станет, если только вы его не заставите. Итак, далекая мотивация в этом возрасте не эффективна. Действенной оказывается только короткая мотивация с ее близким результатом. Это одна из возрастных особенностей младшего школьника, нравится нам это или нет. Тем не менее мнение о том, что ребенок может успешно учиться ради отдаленных результатов, наступающих после окончания школы, является очень распространенным. И не только среди широкой публики. Бывает, что и в педагогических изданиях мирно соседствуют, с одной стороны, утверждение, что школьник должен учиться ради очень далеких целей и ему надо как можно чаще разъяснять их, а с другой стороны — это самое положение о неэффективности отдаленной мотивации.

Слов нет, ребенок, идя в школу, должен знать о пользе учения, должен хотеть стать образованным и полезным стране, должен думать о своем будущем и так далее. Но это лишь обеспечивает ему общее положительное отношение к школе как к социальному институту и к учебе как необходимому делу, если угодно, обеспечивает принятие того и другого, а отнюдь не может служить действенной мотивацией его повседневных поступков.

Другая столь же распространенная точка зрения состоит в том, что ребенка побуждают — или должны побуждать — старательно учиться так называемые познавательные мотивы. Ему интересно узнавать, каково строение Солнечной системы и как жили наши далекие предки, разбираться в свойствах чисел и особенностях родного языка, читать рассказы на иностранном языке. Короче — им движет светлая радость познания. Эта точка зрения ближе к действительности, но и она требует комментариев психолога. В свое время, когда еще не было ни телевидения, ни радио, а кино делало свои первые шаги, книга была по существу единственным источником знания (не считая, конечно, устных рассказов старших). И путь к книге лежал через школу. А многие вещи ребята действительно слышали первый раз на уроке. Но сегодня в школу приходят дети, имеющие совсем другой запас информации, чем это было в прошлом. И получается, что ребята, приходящие в школу, подобно Генке Федоскину, обо всем хоть краем уха, да слышали. Во всяком случае, обо всем сколько-нибудь непосредственно интересном. И как устроена Солнечная система, и как живут люди в далеких странах, и как жили наши предки — они хотя бы приблизительно, хотя бы неточно, да знают. Соответствующий школьный материал кажется им знакомым и уже не вызывает особого интереса. А на долю светлой радости познания остается таблица умножения, спряжение неправильных глаголов и прочие не^слишком увлекательные вещи.

  [1] 2 »

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела Родителям
» Эта статья от пользователя IRBIS
» Самая читаемая статья из раздела Родителям: Игры шутки - игры минутки - 1 часть
» Последние статьи раздела Родителям: Особенности логопедической помощи детям с синдромом Дауна н
¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту cтатью другу

MyArticles 0.5 Rev1 for RUNCMS: by RunCms.ru
Файлы
Всего файлов: 3035
Всего категорий: 16
Всего загрузок: 1913641

Последние поступления :
· 1: Я выбираю профессию [Hits: 175]
· 2: Страх - дело серьёзн.. [Hits: 383]
· 3: Мы читаем по слогам [Hits: 511]
· 4: Раскраски и картинки.. [Hits: 43]
· 5: Мы читаем по слогам [Hits: 489]

Самые популярные :
· 1: Документация учителя.. [Hits: 6917]
· 2: Календарный план лог.. [Hits: 6673]
· 3: Документация логопед.. [Hits: 5479]
· 4: Бланк планирования и.. [Hits: 5095]
· 5: В помощь логопеду [Hits: 4751]

Рассылка
Подпишись на наши
новости!

- Генерация страницы: 0.06 секунд -